Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:54 

"Вовремя"

Волкодав Котик
Название: Вовремя
Фандом: Отблески Этерны
Жанр: джен, AU, драма
Дисклеймер: все права на мир и героев принадлежат В. В. Камше
От автора: написано на заявку Круга Скал АУ – Штанцлер убит Алвой в финале ОВДВ за завтраком для Исил

- ...Считаю до четырех. Раз!..
Кто-то, кажется, Сэц-Гонт, двинул рукой. Алва выхватил второй пистолет и, не глядя, нацелил в сторону шевельнувшегося. Пролетела муха, мерно капало на пол разлитое вино.
– Два…
Иорам Ариго не хотел драться, он бежал, а его пристрелили в спину. Как зайца. И никто ничего не сказал…
– Три…

Штанцлер взял кубок. Его рука тряслась, как ветка на ветру, вино перелилось через край и потекло по пальцам.
- Четыре.
Эр Август поднёс кубок к губам - и резким взмахом выплеснул вино в лицо маршалу, одновременно пригнувшись и ныряя вбок с удивительной для его возраста ловкостью. Марселю показалось, что он пытался укрыться под столом; впрочем, намерения отчаявшегося кансилльера так и остались неизвестными.
Алва увернулся от летящей в него винной струи таким же стремительным, экономным движением, как уклонялся от ударов шпаги сегодня утром. Отброшенный кубок упал на ковёр с глухим стуком, но выстрел прозвучал на долю секунды раньше.
Штанцлер мешком повалился на стол, один раз дёрнулся, цепляясь за скатерть скрюченными пальцами, и сполз на пол, стягивая за собой белоснежное вышитое полотно, кружевные салфетки, серебряные вилки, тарелки и кувшины из дриксенского фарфора.
Рокэ спокойно заткнул за пояс разряженный пистолет, взял салфетку и промокнул испачканный рукав. "Кровь Штанцлера или 'Проклятая кровь'?" - подумал Валме, отрешённо глядя на красное пятно. У него было совершенно чёткое ощущение, что всё это происходит во сне. У остальных, видимо, тоже, потому что никто так и не пошевелился.
- Боюсь, я испортил вам аппетит, господа, - голос Рокэ прозвучал неожиданно устало и буднично. - Приношу извинения и прошу вас некоторое время оставаться на местах. Я сейчас вернусь.
Едва за ним закрылась дверь, Тристрам вскочил со стула.
- Э... это н-неслыханно! - заикаясь, выговорил он. - Господа, это же убийство! Мы все с-свидетели! Это ему не сойдёт...
- Помолчите, - сквозь зубы бросил Рокслей. Откинув скатерть, он наклонился над Штанцлером и покачал головой. - Готов...
Марсель ущипнул себя за руку. Не помогло: в голове по-прежнему царила сумятица. Одна часть его сознания ужасалась и негодовала при виде хладнокровно застреленного старика, вторая с непривычной лёгкостью тасовала разрозненные мысли, догадки, обмолвки, обрывки сведений... странные слова Алвы, странное кольцо, странная болезнь Окделла...
"Я никоим образом не намерен препятствовать вашей дружбе..."
Тристрам нетвёрдым шагом направился к двери. Недолго думая, Валме заступил ему дорогу.
- Куда это вы, граф? - ласково поинтересовался он. - Разве вы не слышали - герцог Алва попросил нас побыть здесь.
- Я должен позвать стражу, - прошипел Тристрам. - Это...
- Преступление, - с готовностью подсказал Валме. - Вопрос в том - чьё?
- Вы... - Тристрам побледнел ещё сильнее, хотя, казалось, сильнее уже некуда. - На что вы намекаете?
Марсель вздохнул.
- Видите ли, любезный граф, я немного знаю арифметику и способен сложить два и два. А именно: вчерашнее недомогание Алвы, необдуманную - или, вернее, недостаточно хорошо обдуманную смелость покойных Ариго и Килеана и загадочную винобоязнь, поразившую несчастного Штанцлера. Добавим для ровного счёта ваши добрые отношения с кансилльером - и вы без труда поймёте, почему я не намерен выпускать вас из этой комнаты.
- Я не собираюсь выслушивать ваши гнусные домыслы! - Тристрам шагнул вперёд и отшатнулся, чуть не напоровшись горлом на остриё шпаги.
- Я ведь могу и обидеться, - предупредил виконт. - Мы уехали из Нохи, но никто не мешает нам вернуться туда... скажем, после обеда, если вы не одумаетесь. А пока советую вам вернуться за стол и выпить для успокоения нервов.
Не выпуская шпагу из правой руки, он левой подтащил к себе стул и сел спиной к двери, положив обнажённый клинок на колени.
Тристрам скрипнул зубами, но отступил. Манрик кивнул с нескрываемым одобрением:
- Думаю, последнее относится ко всем нам. Не сочтите за оскорбление, но только так мы можем быть уверены, что из этого дома не пропадёт ни одно письмо и ни один важный документ.
- Кроме тех, что сейчас уничтожает Алва, - подал голос Карлион, благоразумно не покидая своего места.
- Зато, - примирительно заметил Мевен, - мы сможем присягнуть, что никто из нас не причастен к исчезновению улик. Я согласен с Марселем. Мы не знаем всей подоплёки дела и именно поэтому не должны вмешиваться.
- Мудрое решение, - Никто не заметил, как дверь за спиной Валме бесшумно распахнулась и на пороге появился Алва. - Благодарю вас, виконт. Господа, я более не смею обременять вас столь неприятным соседством, - Он кивнул в сторону полуприкрытого скатертью тела. - Всего хорошего.
Один за другим, оглядываясь на разгромленный стол и мёртвого хозяина на полу, гости потянулись к выходу. Валме задержался, возвращая стул на место. Смысла в этом не было никакого, но ему нужен был предлог, чтобы поговорить с Вороном без посторонних; однако, взглянув на Рокэ, он понял, что разговора не будет. От Первого маршала веяло таким холодом, что впору было удивляться, почему в комнате не замёрзли окна. Любопытство сжигало виконта изнутри, но некий спасительный инстинкт подсказывал, что именно сейчас лучше воздержаться от расспросов.
- Я могу что-нибудь сделать для вас? - помолчав, осведомился он.
Алва улыбнулся. Лучше бы он этого не делал - уж больно жутко выглядела эта светская улыбка в сочетании с невидящим, словно обращённым внутрь взглядом сапфировых глаз.
- Засвидетельствуйте моё почтение божественной Марианне, если будете у неё сегодня. Я составил бы вам компанию, но, похоже, мои планы на вечер изменились.
- Думаю, то же самое могут сказать все государственные деятели Талига, от кардинала до тессория, - неловко пошутил Марсель. - Поразительно, сколько планов может нарушить одна-единственная пуля.
- Да, - согласился Алва. - Эта пуля определённо имела большой политический вес. Идите, Марсель. В этом доме больше не произойдёт ничего интересного.


***

Когда комендант Олларии вошёл в гостиную Штанцлера, Первый маршал стоял у окна и смотрел на улицу. Он наверняка видел, как к дому подъехал конный отряд, но не было похоже, чтобы это зрелище сколько-нибудь взволновало его. На шаги за спиной он даже не обернулся.
- Шпага на столе, - сказал он вместо приветствия. - И пистолеты. Тот, что с краю, заряжен, осторожнее.
- Зачем? - коротко спросил Лионель, имея в виду отнюдь не оружие.
Алва наконец отвлёкся от вида за окном и одарил друга безмятежным синим взглядом. Что бы ни заставило его сорваться сегодня утром, сейчас он полностью владел собой.
- Только не говори, что тебе ни разу не хотелось это сделать.
- Одно только желание - не повод для убийства, - Лионель наклонился над телом кансилльера. В смерти тот утратил всё благообразие, превратившись в неопрятную груду тряпок и плоти. Отёчное лицо посинело, глаза, которые никто не удосужился закрыть, бессмысленно смотрели в потолок.
- Значит, мне повезло, что у меня было и желание, и повод, - Рокэ потянулся и отошёл от окна. - Карета?
- Во дворе, - сумрачно ответил Савиньяк, забирая со стола шпагу и пистолеты. Генерал берёт под арест Первого маршала - закатные твари, какая дикость... - Впрочем, я не настаиваю, можешь ехать верхом.
Алва пожал плечами.
- Не стоит. Только распорядись, чтобы Моро отвели домой.
- Хорошо. Ты хоть понимаешь, что натворил, чудовище? Дораку придётся вывернуться наизнанку, чтобы уберечь тебя от Занхи.
- Я не сомневаюсь в способностях Его Высокопреосвященства, - Алва прижал ладони к глазам и тут же отнял. - Более того, я почти уверен, что Моро не успеет без меня соскучиться.
- Надеюсь, что так, но... Ты заигрался, Рокэ. Ты слишком привык к безнаказанности.
- Вовсе нет. Это он привык к безнаказанности, - Ворон безразлично глянул на мертвеца, - на чём и погорел. А я всегда играю под расплату... и не ставлю на кон чужие головы.


***

- Алва, ... вам в ...! У вас на плечах голова или пушечное ядро?
Первый маршал присвистнул.
- Когда я окажусь в Закате, - мечтательно сказал он, - то в конце длинного списка моих прегрешений будет начертано: "Он заставил ругаться даже кардинала".
- Вы меня доведёте не только до сквернословия, а и до безвременной смерти! Что вы сделали, я вас спрашиваю?
- Избавил вас от головной боли. А вы предпочли бы, чтобы я пришёл к Штанцлеру с цветами?
- Я предпочёл бы, чтобы вы прикончили его тихо и мало-мальски благопристойно, а не устраивали стрельбу по живым мишеням на глазах у дюжины свидетелей!
- Видите ли, Ваше Высокопреосвященство, - Алва проникновенно взглянул в глаза разгневанному Сильвестру, - подлецов нельзя убивать тихо. Наоборот, их надо отправлять в Закат открыто и демонстративно, чтобы их исчезновение не прошло незамеченным. В наше время многие думают, что быть подлецом - легко, сытно и, главное, безопасно. Это заблуждение пора развеять.
- На то, чтобы публично истреблять подлецов, есть суды и палачи. А ваше дело - воевать, а не чистить конюшни.
Кардинал перевёл дыхание и тяжело опустился в кресло. Говоря о безвременной смерти, он почти не преувеличивал. Известие о новой дикой выходке Ворона подкосило его сильнее, чем десяток чашек шадди.
Савиньяк отправил Алву в Багерлее за убийство Штанцлера! Есть от чего сойти с ума!
Дорак схватил со стола подвернувшийся под руку бокал, отхлебнул не глядя. "Чёрная кровь", не меньше чем тридцатилетней выдержки. Можно спорить на что угодно - вино попало сюда прямиком из особняка Алвы. Как и гитара, скромно ждущая в углу. Лионель исполнил свой долг, взяв под стражу убийцу, задержанного на месте преступления, но при этом сделал всё, чтобы друг и в тюрьме чувствовал себя как дома. Комендант Багерлее, то ли напуганный громкой славой Первого маршала, то ли получивший внушение от Савиньяка, выбрал для нового узника камеру, куда не стыдно было бы поселить и коронованную особу. От меблированной комнаты в какой-нибудь чистенькой гостинице это помещение отличалось только решётками на окнах. А жаль. Может, пара дней в каменном мешке-одиночке, на хлебе и воде, добавили бы этому сумасброду хоть каплю здравомыслия.
- Я надеюсь, вы осознаёте, в какое сложное положение поставили себя и меня, - продолжал кардинал, понемногу успокаиваясь. - Не спорю, смерть Штанцлера - это большое облегчение, но на завтрашнем Совете супрем потребует вашу голову, и, право, мне будет очень трудно ему отказать.
- Не вижу причин для беспокойства, - Рокэ наполнил второй бокал. - Мою голову получит тот, кто больше заплатит. Как бы ни был богат Придд, с Фомой Урготским ему не тягаться.
Дорак застонал про себя. Положительно, Алва сведёт его в могилу.
- Откуда, Леворукий вас побери, вы знаете про Фому?
- От Штанцлера, - Отставив бокал, Алва приподнялся из кресла и взял гитару. Устроил её на коленях, лениво перебрал струны, опровергая расхожую выдумку о том, что птицы не поют в неволе. Вороны, они вообще птицы не певчие, но этому Ворону законы не писаны. Ни природные, ни человеческие.
- Что вы нашли в доме?
- Ничего. Я не самоубийца, чтобы шарить по его шкафам без подготовки, и у меня не было времени возиться с каждой отравленной иголкой. Я только согнал всех слуг в кухню и запер до прихода Савиньяка. Кто-то из них, без сомнения, знает, как вскрыть хозяйские тайники. Можете допросить их лично.
- Непременно, но сначала я хотел бы побеседовать с более важным свидетелем. Где Окделл?
- Где-то, - Сильные пальцы легко прихватывали лады, из отдельных созвучий вдруг сложился кусочек заунывной мелодии, напоминающей эсператистский псалом. - Но не здесь. Вам придётся обойтись без него.
- Очень жаль, - Дорак откинулся на спинку кресла, не сводя с кэналлийца пристального взгляда. - А я как раз собирался задать ему несколько вопросов. О таинственной особе, с которой он встречался в аббатстве Святой Октавии... О разговоре, который он имел позавчера с ещё живым тогда Штанцлером... О кольце, которое подарил ему любезный кансилльер...
Алва не переменился в лице, но пальцы немного резче рванули струны, и в певучий звон вплелось едва уловимое дребезжание.
- Хватит, Рокэ, - Голос кардинала сделался жёстким. - Вас пытались убить. Покушение спланировали королева и кансилльер, но совершить его должен был Ричард Окделл. Его показаний будет достаточно, чтобы полностью оправдать вас. Куда вы его спрятали?
- Мой оруженосец не расскажет ничего, что вы не узнали бы от слуг Штанцлера. К тому же мальчишка глуп, упрям и по уши влюблён в Катарину. Чтобы выбить из него показания, вам придётся изрядно его поломать. А я, - гитара издала резкий диссонансный аккорд, - не люблю, когда ломают мои игрушки.
- Сдаётся мне, эта игрушка уже сломана. Штанцлер поплатился не за то, что посягнул на вашу жизнь, а за предательство Окделла - не так ли? Если бы он подослал к вам наёмных головорезов с кинжалами, вы бы и плюнуть на него побрезговали; но он подослал того, кому вы доверяли... Судя по устроенному вами представлению, это был яд?
Рокэ положил ладонь на струны. Гитара умолкла.
- Самое забавное, - медленно проговорил Ворон в наступившей тишине, - что у него могло получиться. Будь это шадди... или любой другой напиток. Но вкус своего вина я знаю слишком хорошо.
Он отложил гитару и взял со стола бокал. Кардинал наблюдал за ним, испытывая одновременно облегчение и негодование пополам с холодком запоздалого страха. Судьба или глупость Окделла уберегли властителя Кэналлоа и на этот раз, но... как он смеет? Как смеет рисковать своей жизнью, которая так нужна Дораку и Талигу?
Иногда кардинала посещало непреодолимое желание упрятать Алву в какое-нибудь надёжное место вроде королевской сокровищницы, приставить тройную охрану и не выпускать его до самой коронации. Но Ворона не удержишь под замком даже ради его собственного блага. Война, опасность и риск нужны ему, как воздух. Остаётся уповать на его легендарную везучесть и убирать с его пути тех врагов, до которых дотягиваются руки негласного правителя Талига.
- Отдайте мне мальчишку, - потребовал он.
- Нет.
- Почему вы защищаете его? После всего, что он сделал?
Алва поднял бокал, ловя хрустальным боком луч весеннего солнца. В густой толще вина зажглась рубиновая звезда.
- Он вам не нужен, - Ворон как будто не услышал предыдущего вопроса. - Вы и без помощи Окделла сможете свалить вину на покойника . В его доме вы наверняка найдёте свидетельства заговора, измены и шпионажа в пользу Гайифы.
- С чего вы взяли?
- С того, что "павлины" не зря любовались горящими полями Варасты. Чтобы довершить дело и оставить Талиг без хлеба, им нужно отрезать нас от торговых путей. Поэтому в ближайшее время Бордон с благословления империи заблокирует порты Ургота и возьмёт в осаду Фельп. Фома плохой вояка, но хороший купец. У него нет армии и полководца, способных дать отпор бордонцам, - значит, он купит у нас и то, и другое. Я давно заметил, что во время войны моя голова сильно поднимается в цене. Фома захочет, чтобы я отогнал от него Дивина, а Дивин - чтобы я не достался Фоме. Попытка Штанцлера добраться до меня говорит сразу о двух вещах: о том, что Ургот уже загнан в угол и готов раскошелиться, и о том, кому именно Гайифа заплатила за мою смерть. Но это вам известно и без меня.
- Ваша осведомлённость не перестаёт меня удивлять. Но ещё больше меня удивляет, что, зная всё это, вы умудрились загреметь в тюрьму как раз в тот момент, когда я собрался так выгодно вас продать.
- Ну и продайте, - Алва лениво отхлебнул вина. - Фома покупает мою шпагу, а не репутацию, которой лишнее пятно уже не может повредить. А если моё скверное поведение всё же заставит его сбавить цену, запишите неустойку на счёт Кэналлоа. Хвала Литу, наши сапфировые копи ещё не истощились.
- Всё-то у вас просто, - с досадой проговорил кардинал.
- А зачем усложнять? Из дома Штанцлера и из его слуг вы вытрясете достаточно доказательств, чтобы заткнуть рот Придду. Конечно, безутешная Катарина нажалуется супругу, но вы проследите, чтобы он не казнил меня сгоряча, а Манрик с удовольствием возьмётся за расследование заговора и раскопает столько подробностей, что сторонники кансилльера будут думать только о спасении своих шкур. Тем временем вы отправите меня в Ургот - искупать грехи ратными трудами - и получите от Фомы хлеб, золото и вечную дружбу. Видите, всё к лучшему.
Его Высокопреосвященство тяжело вздохнул.
- О казни Фердинанд и не заикнётся, это я обещаю. Но если вы рассчитывали быть дома к ужину, то вас ждёт разочарование. До решения Совета вам придётся посидеть здесь - то есть, по меньшей мере, до завтра.
- Почему бы и нет? - Алва снова наполнил бокал. - Вряд ли мне представится другой случай переночевать в самой известной тюрьме королевства. К тому же у меня ещё не кончилось вино, спасибо Лионелю.
Он показал на корзину, полную бутылок.
- Представляете, он чуть не перетаскал сюда все мои погреба. По-моему, он сильно переживает из-за этого ареста.
- А вы?
- Я? - Рокэ удобно вытянулся в кресле, скрестив ноги. - Я чувствую, что день прожит не зря.
- Да уж, - не удержался от смешка кардинал. - Пять трупов - это, безусловно, впечатляющий итог.
Алва закинул руки за голову и зажмурился, словно кот, подставив лицо льющемуся сквозь решётку солнцу.
- Да будет вам известно, Ваше Высокопреосвященство, что один вовремя убитый мерзавец стоит двух выигранных кампаний... - Он лукаво улыбнулся, не открывая глаз. - Вам не кажется, что в Олларии стало намного легче дышать?

@темы: фанфики, Сильвестр, Савиньяки, Рокэ Алва, ОЭ, Марсель Валме

URL
Комментарии
2012-01-06 в 19:23 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
Ааааа, и это Вы! замечательное это было исполнение!
А про Савиньяков я начала первое и сквикнула))). А второе оказывается ваше, теперь я его прочитаю с удовольствием. У вас поразительно добрые и светлые получаются фики.
Пишите еще обязательно!

2012-01-06 в 19:32 

Волкодав Котик
Я, я... :shuffle: Спасибо, приятно слышать.
А про Савиньяков у меня и раньше было подозрение, что народ перепугался с первого исполнения и разбежался по другим темам. Ну и ладно, теперь уж всё равно.

URL
2012-01-06 в 19:46 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
Ну теперь многие прочитают, я думаю, если не заострять внимание на заявке.
А тут у вас в дневе много закрыток... я надеюсь, это будущие фики?:ura:

2012-01-06 в 19:50 

Волкодав Котик
Vassa07, не совсем.

URL
2012-01-06 в 23:00 

emercy
Спасибо!:red:

2012-01-06 в 23:04 

Волкодав Котик
emercy, и вам! :hi2:

URL
2012-01-08 в 01:58 

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Волкодав Котик, поразительно каноничный фик, браво!))))))
Я восхитилась ещё во времена его появления, запамятовала, успела ли вам об этом сказать...
:hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:
Восхитительный Алва, потрясающий Марсель, великолепный Ли и прекрасный Дорак... И все, все такие шикарно каноничные!))))))))
:kiss:
:white::red::white::red::white::red::white:

2012-01-08 в 02:19 

Волкодав Котик
Спасибо! :pink: Ну, здесь как раз все усилия были брошены на соблюдение канона. По принципу "шаг влево, шаг вправо - расстрел на месте" :D

URL
2012-01-08 в 02:50 

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Волкодав Котик, и оно заметно, и оно прекрасно!)
Редко, очень редко бывают такие тексты))))))))

2012-01-09 в 01:38 

Сумасшедший Самолётик
Я это хочу. Значит это будет. (с)
Это чудесно :heart: Будто книгу читаешь. И больше всего Сильвестр понравился! :beg::beg::beg: Спасибо вам за него, я как тихая, но верная фанатка кардинала с огромным трепетом и обожанием отношусь к таким вот чудесным вещам про него (ну и что, что не про него, для меня всё равно Сильвестр - звезда текста). Они такие редкие. И вообще про кардинала, а уж чтоб про него - и хорошо! :heart::heart::heart:
Спасибо. *где плачущий от счастья смайлик?*

2012-01-09 в 02:15 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
ага, я когда тут писала, не пригляделась к названию. А теперь разобралась.
Все нашла, буду перечитывать.
И ждать ваших новых фиков.

2012-01-09 в 02:25 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
- Когда я окажусь в Закате, - мечтательно сказал он, - то в конце длинного списка моих прегрешений будет начертано: "Он заставил ругаться даже кардинала". -- снова тащусь от этой фразы!
И от всего фика соответственно. А куда в этой реальности Ворон денет Дика? не хотелось бы, чтобы отослал, ведь тут той опасности уже нет.

2012-01-09 в 10:32 

Волкодав Котик
Сумасшедший Самолётик, я от кардинала не то чтобы фанатею, но питаю к нему уважение. Уж больно герой выразительный. Но больше всего мне нравятся их разговоры с Вороном - гроссмейстер против гения. :duel:

Vassa07, :)
не хотелось бы, чтобы отослал, ведь тут той опасности уже нет.
Какой опасности? Дик попытался его отравить, Ворон его выставил в Агарис - и далее по тексту.

URL
2012-01-09 в 13:36 

Сумасшедший Самолётик
Я это хочу. Значит это будет. (с)
Волкодав Котик, это уже много (в моём случае понятия редко разделимые). Да-да, эти двое чудесно смотрятся вместе. И я искренне верю, что они всё же были друзьями, просто очень на свой манер.

и далее по тексту.
а может без Штанцлера Эпине всё-таки не полохнёт?

2012-01-09 в 13:58 

Волкодав Котик
Сумасшедший Самолётик, Эпинэ-то, может, и не полыхнёт, но на отъезд Дика из Олларии это никак не повлияет.

URL
2012-01-09 в 14:06 

Сумасшедший Самолётик
Я это хочу. Значит это будет. (с)
Волкодав Котик, Эпине меня волнует больше судьбы Дика, там людей больше. И вообще - Дик будет рядом со своим кумиром, вот и будет ему счастье, если они ничего в Талиге не натворят.

2012-01-09 в 14:22 

Волкодав Котик
Сумасшедший Самолётик, с поддержкой гоганов они что-нибудь всё равно натворят. С какими последствиями - это уже другой вопрос.

URL
2012-01-09 в 14:30 

Сумасшедший Самолётик
Я это хочу. Значит это будет. (с)
Волкодав Котик, чёрт, про гоганов забыла, но без Штанцлера всё равно лучше.

2012-01-09 в 14:31 

Волкодав Котик
Сумасшедший Самолётик, ага. Легче дышится, как сказал ПМ ;-)

URL
2012-03-07 в 09:00 

*Tay*
Непуганый матрос расположен к безобразиям (с)
Вот, я нашла исполнителя! Спасибо Вам!
(Извините, что так поздно - случайно наткнулась, раньше у Вас было закрыто)

   

Вараста и Ворон

главная